История Зины

27.05.2023 112

По доброй традиции последних месяцев хотим поделиться с вами очередной историей из нашего 22-летнего опыта служения. Это одна из самых ранних историй, которая приключилась в 2000 году на заре становления служения Эвен-Эзер на Урале. Нашему удивлению не было предела, когда мы получили простое письмо, в которое было вложено оригинальное свидетельство о рождении. Сами понимаете, как работала почта в те мрачные времена. Мы возблагодарили небеса за то, что письмо благополучно до нас дошло. Нам писала еще не старая женщина Зинаида, в котором она просто спрашивала, достаточно ли такого документа для получения визы в Израиль ей и ее сыновьям. Свидетельство о рождение было старым, принадлежало маме Зинаиды. В свидетельстве было написано, что она еврейка. Это был прекрасный для консульской проверки документ. Сейчас, по прошествии более 20 лет, уже трудно вспомнить все детали тех дней. Кажется, в письме Зинаида писала нам и о своей нелегкой доле. Позже мы увидели собственными глазами, что реальное положение дел семейства было гораздо хуже, чем описывалось в письме.

Высылать документ почтой в те годы было страшно. Сегодня мы уже стали забывать, что такое Почта России 90-х! Недолго думая, мы, руководители служения Эвен-Эзерна Урале в те годы Анатолий Ермохин и Алексей Токарев, решили выезжать в Оренбуржье, чтобы на месте понять, какая от нас потребуется помощь. В обратном адресе значилось село Покровка Соль-Илецкого района Оренбургской области; расстояние от Екатеринбурга почти 1200 км. Дело происходило в глухозимье, стояли морозы, метели и снегопады. Как выяснилось позже, решение не откладывать поездку на весну стало судьбоносным: каждую весну в половодье сносит понтонный мост и село Покровка на долгие дни остается отрезанным от цивилизации. Добраться до Покровки стало задачей не легкой. Мы ехали весь световой день, по пути застряли в снежных заносах на перевалах в районе Кумертаю-Мелеуза и к ночи добрались только до Оренбурга. Решено было заночевать и с утра выдвигаться в Соль-Илецкий район.

Дороги были сильно заметены, гололед, несколько раз наш автомобиль чуть не улетел с дороги. Несмотря ни на что, в полдень мы добрались до Покровки. И вот тут начали происходить удивительные вещи. Как только мы въехали, увидели идущую по улице женщину и решили спросить у нее про интересующую нас улицу. На удивление, она оказалась сотрудницей администрации села и знала всех жителей. Нас ждало разочарование: женщина сообщила нам, что Зинаида уехала жить в Соль-Илецк, и никто не знает ее нового адреса. Единственный, кто мог знать адрес, это один не молодой чеченец. Недолго думая, мы направились к этому почтенному аксакалу. Нас гостеприимно приняли и накормили обедом. Однако и тут нас ждало разочарование: он не знал адреса Зинаиды. Единственная зацепка, которая у нас появилась, это одно имя – Ренат Ярулов. Ренат стал для нас важным и единственным связующим звеном в поисках Зинаиды.

Из общения с сельчанами мы поняли, что, если мы найдем в Соль-Илецке Рената, он сообщит нам где живет Зинаида. В городе проживает без малого 30 тысяч жителей. Все, что нам было известно о местонахождении Рената, это то, что он работает на городском рынке. Дело шло к вечеру, и надо было спешить, чтобы успеть на рынок до его закрытия. Буквально за пол часа до закрытия мы с Алексеем стояли на центральном входе на рынок Соль-Илецка. Спрашивая у продавцов, не знают ли они Рената, я пошел по одному краю рынка, Алексей по другому. Никто не знал. И когда мы уже отчаялись, нашлась одна продавщица, которая знала Рената и сообщила нам его адрес. Когда мы примчались по адресу, дверь никто не открыл. Сосед сообщил, что Ренат ушел к знакомой и указал ее примерный адрес. Едем туда. И вдруг мы видим мужчину, идущего по улице. У нас с Алексеем что-то ёкнуло: а не Ренат ли это? Каково же было наше удивление, когда это и был тот, кто нам нужен.

Ренат показал нам где живет Зинаида. Увиденный быт поверг нас в шок! Сказать, что мама с двумя малолетними детьми находились в нищете – ничего не сказать! В квартире аварийного дома, где проживала Зинаида, не было даже дверей, в потолке была дыра в чердачное пространство. Дети были ну очень бедно одеты. После минутного знакомства, мы помчались в магазин за продуктами. Так состоялось наше первое очное знакомство с Зинаидой и ее двумя младшими детьми.

Возвращаясь в Екатеринбург в районе Уфы наш автомобиль на трассе по гололеду занесло и выкинуло в поле, мы перевернулись. Слава Богу, мы почти не пострадали. Удивительным было то, что дальнобойщик, который вытягивал, ходил в ту же школу Асбеста, что и я.

Позже, мы перевезли Зинаиду с мальчиками на временное жилье в Оренбург, помогали им с питанием, возили к консулу. Через несколько месяцев Зинаида с двумя сыновьями вылетела в Израиль. Но перед ее отлетом, выяснилось, что у нее есть еще старший сын, который в тот момент служил в армии. И тут началась «вторая часть Марлезонского балета». Сейчас все это вспоминается с улыбкой, однако в то время нам было не до шуток. Старшего сына Зинаиды звали Александр.

Мы собирались благополучно дождаться возвращения Александра из армии. Но и тут не обошлось без приключений. Александр сбежал из Армии, на него завели уголовное дело и подали в розыск. Признаюсь, в течение долгих месяцев нам приходилось помогать Александру в аренде жилья в Оренбурге. Какое-то время он даже прожил у нас в офисе в Екатеринбурге, помогал нам в служении. Сейчас уже и не вспомню, как удалось урегулировать все вопросы с армией. Как-то удалось, дело закрыли. Александр не с первого раза, но все же получил визу. Запомнился один любопытный факт. Через несколько месяцев, после того как Зинаида с младшими сыновьями уехала в Израиль, она прислала нам документы для консульской проверки Александра. С фотографий в присланных документов на нас смотрел человек, которого я при первом взгляде совершенно не узнал. Это была Зинаида, только узнать ее было не просто. Что сказать, несколько месяцев жизни в Израиле ей явно пошли на пользу. Жаль, что эти фотографии у нас не сохранились. В общем, Александр также благополучно вылетел в Израиль. Это была одна из первых, без преувеличения, историй спасений. Но у этой истории есть небольшое, но приятное продолжение.

Прошли годы. Мы уже и забыли про эту историю, когда нам позвонили. По голосу понятно было, что звонил молодой мужчина. Признаюсь, не сразу вспомнил и узнал его – это был старший сын Зинаиды Александр. Звонил из Израиля. У него была просьба. Александр спрашивал нас, может ли он помочь нашему служению, чтобы, как и мы спасать такие же семьи, какой была семья его мамы и братьев. Жалею, что мы не нашлись, что ему предложить, но это был очень приятный финал нашей истории!