История Дины

27.02.2023 187

Мы продолжаем делиться с вами историями Алии из жизни Фонда «Эвен-Эзер» в Уральском регионе. Эта история случилась с нами почти 20 лет назад. В начале 2000-х Алия была уже не такой большой, как в конце 90-х, но 200 уральских олим в месяц – было делом обычным. При таком количестве репатриантов – курьезы случались регулярно, но по-настоящему сложных случаев, слава Богу, было не много. История начиналась вполне традиционно, и ничто не предвещало неприятностей. Женщина средних лет, прожив со своей семьей в Израиле несколько лет, прилетела на Урал на несколько дней, чтобы забрать свою престарелую маму. Как звали женщину уже не вспомнить, давайте назовем ее Наталья. Ее маму звали Дина (отчество и фамилию память наша также не сохранила). А нужно сказать, что до репатриации Наталья со своей мамой проживали не в Екатеринбурге, а в одном из городов Уральского региона. Соответственно, репатриация мамы проходила в несколько этапов: путь до Екатеринбурга поездом, ночевка в гостинице Екатеринбурга, трансфер до аэропорта вместе с группой других репатриантов и лишь затем вылет в Израиль прямым рейсом. В общем-то, стандартная для того времени процедура.  

Как и других репатриантов, которые в то время со всех уральских областей приезжали в Екатеринбург поездами, мы встретили Наталью с ее мамой Диной прямо у вагона поезда и вместе с багажом доставили в гостиницу «Рось-92» – знаменитая гостиница, через которую, как через некий перевалочный пункт, прошли без преувеличения тысячи наших олим. Уже под вечер, попрощавшись с Натальей и Диной, мы разъехались по домам, чтобы уже рано утром приехать в гостиницу за всей группой. И тут, когда мы предвкушали сладкие сны, раздался звонок, благо у нас уже появились первые сотовые телефоны.

В 11-м часу вечера мне звонила Наталья. Сквозь женский плачь я не сразу понял, что случилось. В общем, Дина потерялась. Как выяснилось позже, мама Натальи имела проблемы со здоровьем: она могла на какое-то время забыть кто она и где она. После заселения, Наталья оставила маму в гостинице и поехала навестить своих подруг по университету. При этом, администратору гостиницы она строго наказала, не выпускать Дину из гостиницы. Но администратор гостиницы при передаче смены забыла передать эту важную информацию. Дина вышла прогуляться, пару раз она благополучно возвращалась, но после третьего круга она не вернулась. Наталья обнаружила пропажу мамы уже ближе к ночи. Она незамедлительно сообщила об этом в полицию и даже сделала несколько объездов ближайших кварталов на патрульной машине. Маму найти не удалось, и вот тогда она позвонила мне.

В тот момент мы решили переждать ночь – может быть мама найдется – и встретиться уже рано утром. К утру Дина не нашлась. И тут меня ждал очередной шок. Наталья сказала, что в Израиле на работе у нее будут большие неприятности, что она не может остаться и вынуждена вернуться в Израиль. Через пару часов мы проводили Наталью и остальную группу репатриантов. В душе у меня осталось беспокойство и чувство ответственности, а в руках – заграничный паспорт Дины. Вот такие дела! Нужно было что-то предпринимать по поискам пропавшего пожилого человека.

Первым мой визит был в районное отделение полиции (тогда еще милиции). Переговорив сразу с несколькими сотрудниками, от всех них был получен неудовлетворительный ответ: помочь ничем они не могли, а возбуждать дело о пропаже человека я был не уполномочен – для Дины я никто. Далее начал обзванивать разные больницы, везде мне сообщали, что к ним такой человек не поступал. Еще была идея обзвонить пункты скорой помощи, и это, как оказалось позже, дало результат. В одном из пунктов подсказали, что есть специальная городская служба, куда стекается вся информация по пропавшим людям. Выяснив адрес, я незамедлительно прибыл на место, написал заявление, оставил контакты, и принялся ждать.

Ждать пришлось несколько дней. Мне позвонили, и сказали, что похоже нужный нам человек нашелся. Дина находилась в строгом отделении областной психиатрической больницы. Необходимо было поехать, убедиться, что это именно она, и обсудить дальнейшую судьбу Дины с директором больницы. Уверенности, что Дину мне отдадут не было. Оказалось, что я зря переживал, директор была настроена вполне лояльно и сказала, что готова «выпустить на свободу» Дину в любой момент. А нужно сказать, что строгое отделение психиатрической больницы сильно напоминали тюрьму: решетки на окнах, усиленная охрана, тамбурная система входа-выхода – дверь не откроется, пока за тобой не закроется предыдущая.

Срочно связался с представителями полетной группы Еврейского агентства. Дину записали на ближайший рейс в Израиль, который был через пару дней. Перезвонив директору больницы, я договорился, что заберу Дину за 3 часа до рейса в день вылета: человек хоть и в непростых условиях, зато под неусыпным присмотром, рисковать не хотелось. Позвонил в Израиль Наталье, предупредил, чтобы она встречала. В общем, в этот раз все прошло четко по плану. Я забрал Дину, по дороге мы познакомились поближе, прекрасно пообщались, и даже сфотографировались на прощание. Нечего и говорить, что на душе был хоть и маленький, но праздник! [на фото: Анатолий с Диной в старом аэропорту Екатеринбурга, просуществовавшем до 2007 года].